Кино свободы: 5 важных фильмов французской Новой волны

Жан-Поль Бельмондо на съёмках "На последнем дыхании"

«Точка отсчёта — мы. Время следует сверять по нашим часам». Эту фразу французского писателя Шарля Пеги поместят на свои знамёна молодые режиссёры, решившие вести борьбу с классическим французским кино. Они взорвут кинокультуру Парижа 1960-х годов, а затем перевернут всю мировую киноиндустрию.

В нашей новой рубрике мы будем рассказывать о важных фильмах и режиссёрах, которые оставили свой след в истории. Начнём с одного из самых значимых и любимых направлений — французской Новой волны.

Что было не так с седьмым искусством во Франции? Режиссёры-шестидесятники дерзко отвечали: «Всё!» К концу 1940-х французский кинематограф подошёл в довольно пожилом состоянии: средний возраст признанных мастеров составлял 60 лет, а в кинотеатрах одну за другой крутили исторические драмы. Индустрию нужно было встряхнуть — за этим в кино и пришли молодые Жан-Люк Годар, Франсуа Трюффо, Клод Шаброль и Ален Ренэ.

Главное правило Новой волны — никаких правил. Сценарий пишется на коленке прямо перед съёмками, камера танцует вокруг никому не известных актёров, которые ещё и импровизируют. Так складывается особая, лёгкая, почти импрессионистическая манера видеть и показывать мир. Рассказываем о пяти (с половиной) фильмах, которые покажут, какой была французская революция в кино.

«Четыреста ударов» (1959)

Франсуа Трюффо

"Четыреста ударов" (1959)

Главный герой фильма Антуан — трудный подросток, уменьшенная копия самого режиссёра. Взрослые не воспринимают ребёнка всерьез, а он в ответ прогуливает уроки, убегает из дома и ссорится с родителями.

Трюффо честно показывает жизнь четырнадцатилетнего хулигана, местами — обаятельного мальчишки, местами — обречённого малолетнего преступника. При этом фильм не похож на болезненную операцию по исправлению молодого поколения. Скорее, он напоминает альбом воспоминаний или дневник, читать который особенно интересно оттого, что в нём описаны личные переживания автора.

«На последнем дыхании» (1960)

Жан-Люк Годар

"На последнем дыхании" (1960)

Этот фильм — история случайной любви преступника и журналистки — разделил кино на «до» и «после Годара». На первый взгляд кажется, что в нём всего два героя, но в кадр постоянно вклинивается третий — повседневный Париж 1960-х.

И пока Джин Сиберг (Патрисия) размахивает новым номером New York Herald Tribune, а Жан-Поль Бельмондо (Мишель) выкуривает очередную сигарету, мир вокруг них скачет и меняется в безумном темпе. Они же в течение следующих полутора часов ведут неспешный разговор обо всём, реплики для которого Годар писал за столиком в соседнем кафе. Отсюда такая лёгкость и непринужденность диалогов, по-французски очаровательная небрежность незаконченных фраз, ради которой и стоит смотреть это кино.

«Жюль и Джим» (1962)

Франсуа Трюффо

"Жюль и Джим" (1962)

В «Жюле и Джиме» рассказана вечная история: два лучших друга влюбляются в одну девушку, которая никак не может сделать окончательный выбор. Трюффо сам много размышлял об отношениях и личной свободе, потому тонко передал свои душевные метания героям. Фильм получился очень трогательным и личным, как заметки на полях любимой книги. Обычно такими мыслями не спешат делиться с незнакомыми, но Трюффо честен со зрителем.

Всем, кто интересуется изнанкой кинематографа, ленту стоит увидеть для того, чтобы понять, как работает знаменитая «камера-перо». Легкая ручная камера режиссёра вальсирует вокруг персонажей или резко замирает, чтобы зритель мог почувствовать движение или оцепенение. Скорость и динамичность первой части картины говорят о беспечности и веселье героев, но как только их отношения становятся сложнее, всё вокруг замедляется и застывает.

«Клео от 5 до 7» (1962)

Аньес Варда

"Клео от 5 до 7" (1962)

Аньес Варда с документальной точностью снимает полтора часа волнений и тревог молодой певицы, которая ждёт результат анализа на рак. Девушка пытается отвлечь себя покупкой новой шляпки, пустыми разговорами, репетициями и прогулками по летнему Парижу.

Время в этом фильме — едва ли не главный его персонаж. Оно заставляет Клео по-новому смотреть на жизнь, и эти изменения происходят прямо у нас на глазах. Как и перемены костюмов, ради которых стоит увидеть этот фильм всем ценителям истинного французского стиля. Аньес Варда завершает свою историю фразой, услышав которую, мы понимаем, что полтора часа, беспечно потраченные героиней, на самом деле прошли не зря.

«Мужчина и женщина» (1966)

Клод Лелуш

"Мужчина и женщина" (1966)

Сюжет, который послужил бы отличным материалом для сентиментальной любовной истории, молодой режиссёр Клод Лелуш превращает в тонкую чувственную драму. «Мужчина и женщина» — это рассказ о случайном знакомстве автогонщика и вдовы каскадёра, которые хотят, но не могут полюбить друг друга. Импровизация, эксперименты с плёнкой, игра с цветом, музыка Франсиса Ле и побережье северной Франции превратили киноленту в один из главных и, вероятно, самых красивых фильмов Новой волны.

«Взлётная полоса» (1962)

Крис Маркер

"Взлётная полоса" (1962)

Бонус — короткометражная картина «Взлётная полоса». Если предыдущие фильмы показались вам недостаточно экспериментальными, а резкий монтаж уже стал привычным, эта работа Криса Маркера сможет вас удивить.

«Взлётная полоса» — это 28 минут чёрно-белых фотографий, сменяющих друг друга под стук сердца и шёпот рассказчика. Вместе с героем, путешественником во времени, они рассказывают о прошлом и будущем, памяти и потерянной любви в замирающем, рваном темпе, где единственное движение — взмах ресниц.

Фото: Жан-Поль Бельмондо на съёмках фильма «На последнем дыхании» / Раймон Кошье

Читайте также
Тенденции
Enfant terrible мира моды: правила жизни Эльзы Скиапарелли
Тенденции
Мишель де Монтень: правила жизни философа и аристократа
Тенденции
Расписание или спонтанность: что любит наш мозг?
Тенденции
Рождество в Лондоне: традиции и современность
Тенденции
Книги для настроения: рождественские истории для детей и их родителей
Тенденции
Как зарядить свои эмоциональные батарейки
Тенденции
Как это по-датски: волшебная сила хюгге
Тенденции
Владимир Набоков о распорядке дня, бабочках и великом искусстве